Подмосковный лес в преддверии очередных перемен. А короед слушает, да ест…

04.07.2012

Подмосковный лес в преддверии очередных перемен. А короед слушает, да ест…

Одно из любимых развлечений высших органов власти в современной России – проводить административные реформы. Каждый раз за кадром остается выражение лиц подчиненных, получающих очередной приказ о переименовании, переподчинении или сокращении. Прогнозы на последствия этих реформ редко оправдывают себя и еще реже бывают оптимистичными. Оптимизм россиян по отношению к действиям властей уже давно выкашивается «сплошными санитарными рубками». И в этот раз переход подмосковных лесов в областное управление сами работники леса оценивают с осторожностью. Свет в конце тоннеля для них сегодня – это обещание нового губернатора впятеро увеличить штат лесников.

Что ж, аттракционы неслыханной щедрости устраивают абсолютно все новые назначенцы, тем более что речь идет о дорогих подмосковных лесах. О самых дорогих, по рыночной стоимости. А с точки зрения экологии и здоровья людей в самом густонаселенном регионе – и вовсе бесценных. Но Шойгу достались не только перспективы, но и все проблемы лесного хозяйства. В последний день работы подмосковных лесников в федеральном подчинении, 29 июня, группа представителей СМИ и экоНКО побывала в гостях в Орехово-Зуевском филиале ФГУ «Мособллес», познакомиться, так сказать, с трудовыми буднями хранителей леса.

Жареным пока не пахнет


В лесу влажно. Небесная канцелярия в этом году отгрузила Московской области достаточное количество осадков, поэтому они могут заняться и другими делами, кроме тушения пожаров. Тем более что настало самое время бросить силы на рекультивацию горельников. После пожаров 2010 года были выделены дополнительные средства на техническое оснащение, в распоряжении лесной охраны есть и транспорт, и огнетушители, и другое необходимое оборудование, готовое к бою. По словам самих работников лесной охраны, им до сих пор обидно, что два года назад все лавры в СМИ отдавались МЧС, а их собственные героические усилия оставались за кадром. Увы, что поделать, у лесного хозяйства никогда не было необходимости в пиар-службе, а с приходом главного МЧСника на пост губернатора, возможно, придется еще не раз зализывать раны на гордом сердце.

Стоп-кадр!

Кадровая проблема для лесного хозяйства актуальна. Вокруг Москвы в городах, имеющих удобное транспортное сообщение со столицей, достойную конкуренцию по зарплате московским работодателям лесничества составить не могут. Кого-то прельщает даже альтернатива быть охранником на складе или в торговом центре. Для привлечения молодых специалистов Рослесхоз задумал поставить эксперимент. В результате в Орехово-Зуевском районе на все лето «прописался» отряд из числа студентов Московского государственного университета леса, которые участвуют в работах по противопожарному устройству леса, ремонтируют аншлаги и места отдыха, помогают инспекторам патрулировать территорию. Естественно, для ребят есть ограничения по роду занятий, связанных с опасностью для жизни и здоровья, а при этом полный пансион и весьма солидная для неопытных работников зарплата в 25 тыс. Так что пока из этих 40 человек нет ни единого разочаровавшегося в будущей профессии. У руководства региона есть еще 4 года, чтобы сохранить в парнишках этот «заряд бодрости», кроме индексируемой зарплаты неплохо бы еще служебное жилье организовать.

По словам руководителя Орехово-Зуевского филиала Петра Андриянова, в штате сейчас не хватает лесничих и инспекторов. Также в ближайшее время собираются ввести новую штатную единицу – инженера по госконтролю, который бы взвалил на себя тяжкий груз следить за исполнением госконтрактов с подрядчиками, частично разгрузил бы с отчетностью. Вопрос в последнее время не праздный. Кстати, спросите у лесников, сколько времени им остается на непосредственную работу в лесу после составления всевозможных отчетов и статистик в вышестоящие инстанции?

Раз, два, три, продано!

Подрядчиков на выполнение «лесных» работ выбирают согласно ФЗ-94 через систему аукциона. И нельзя делить эти работы по видам на разные лоты, только комплексно. Про недостатки аукционной системы можно говорить очень долго, на практике вышел хрестоматийный случай – договор пришлось заключить с фирмой, которая в прошлом торговала игровыми автоматами, а нынче чуть не сгубила лесопитомник. Всему составу лесничества пришлось собственными руками и энтузиазмом спасать будущий посадочный материал. Предъявление неустойки – дело техническое, но выудить их у этих фирм-однодневок практически невозможно. Фирму, конечно, внесут в единый реестр недобросовестных подрядчиков, но ведь это чисто симптоматическое лечение. Тогда лучше бы в реестр поименно вносили недобросовестных УЧРЕДИТЕЛЕЙ, т.к. те быстро ликвидируют проштрафившуюся фирму, открывают новое ООО «Рога и копыта–2» и спокойно участвуют в новых аукционах.

По словам Андриянова, аукционы логично заменить конкурсами, чтобы ввести как оценочный фактор квалификацию будущего подрядчика, а также вводить временные послабления в правила госзакупок для конкретных случаев, подобных пожарам 2010 года, когда правила грамотного лесоведения требуют быстрой уборки поврежденных лесов, а подрядчики на малоприбыльное дело сами не идут. Зато толпами идут, летят и ползут насекомые-вредители.

Адская типография

Короед-типограф размером с ячменную зерновку, но аппетит у него просто караул. Вспышку численности этого жука-вредителя специалисты прогнозировали еще позапрошлой осенью и забили тревогу весной, когда после пожаров, засухи леса стали ослабленными, а снежная теплая зима позволила спокойно выжить личинкам. Бороться с короедом нужно на ранней стадии заражения, санитарными рубками еще зеленых деревьев. Эта древесина еще пригодна для переработки, и для проведения рубок можно привлечь предпринимателей. Если же ситуацию «запустить», то после короеда в погубленном дереве поселятся вторичные вредители, такие как усач, тогда все станет пригодно только на дрова. Короед кушает пока только взрослые ели, но может перекинуться и на сосны. В Орехово-Зуевском районе елей не так много, одна десятая часть, поэтому ситуация катастрофической не выглядит. Но стоит вспомнить еловые пейзажи запада, северо-запада Подмосковья, страшно подумать, что их ждет. Представьте, например, «лысый» Звенигород?
Вспышку короеда-типографа специалисты считают напастью, сопоставимой с пожарами и требующей немедленных мер по борьбе с вредителем.

Торфяники

Орехово-Зуевские леса расположены в одном из самых «горимых» мест. Под пологом леса покоятся мощные залежи торфа. Регулярно при определенных условиях залежи торфа перестают покоиться, и все знают, чем это грозит. Также все помнят, как пару лет назад тогдашний губернатор просил миллиарды рублей на обводнение подмосковных торфяников. Во время своего визита нас любезно провезли на место, где были выполнены работы по той программе. Конечно, полноводные каналы и свеженькие дамбы выглядят сейчас весьма убедительно. Правда, неизвестно пока, будут ли выделены средства на поддержание системы в рабочем состоянии, ведь за всем нужно следить. Тем более, что невооруженным глазом видно, что это счастье ненадолго: когда наступаешь на кромку бетонной дамбы, та попросту начинает крошиться! Нам неизвестны ГОСТы на подобные работы, но это не бетон, а уплотненная смесь цемента и щебенки, не знай по какому бабушкиному рецепту состряпанная. Вот такие пироги, как говорится.

Битва на мечах

Сейчас у лесников основное поле битвы – участки, очищенные от сгоревшего леса, а основное орудие – меч Колесова, с помощью которого двухлетние сеянцы из питомника сажают на постоянное место. Сосны, елочки, дубы. Здесь всегда гостеприимно принимают добровольцев, которые хотят помочь восстановить лесные угодья. Этой весной на Яковлевском участке был целый палаточный лагерь для добровольцев, люди приезжали группами и поодиночке, из Москвы и других городов. Пожар может языком пламени в считанные дни слизнуть тысячи гектаров леса, а вот на посадку деревьев нужна уйма времени и рабочих рук, которых всегда не хватает. Ближайшие мероприятия по посадке леса с участием добровольцев планируются уже ближайшей осенью. В лесопитомнике выращивают, в основном, хвойные породы – ель и сосну, но некоторые люди приезжали со своими собственными сеянцами лиственных деревьев, которые вырастили сами, например, на приусадебном участке. Посадки смешанных пород деревьев, в отличие от монокультур, меньше подвержены горению и способствуют сохранению биоразнообразия в целом.

Люди с большой буквы

Все-таки что самое удивительное в нашем визите было – это сами работники лесного хозяйства. Бесконечные реформы и тяготы жизни дают тысячу поводов для неуверенности в завтрашнем дне, но они до конца, как рыцари, до конца выполняют свою работу, с энтузиазмом тратят на нас время, терпеливо отвечают на самые наивные вопросы, приглашают на будущие мероприятия и просто за грибами. Лишний раз убеждаешься, что главное богатство нашей страны – это люди со щедрой душой. И только они, а не БЕ-200, смогут сохранить лес для всех нас.

Автор:  Нелли Зарипова

Возврат к списку


Видео

Солдаты природы.Заповедная Россия.Борьба с браконьерством.

Каждый день и каждую ночь по всей России, во всех часовых поясах, выполняют свою миссию государственные инспекторы. Они охраняют дикую природу. Пытаются сберечь ее для наших детей и внуков. Что заставляет этих людей, несмотря на мизерную зарплату и отсутствие понимания в обществе изо дня в день, из года в год выходить на опасные дежурства?

Статьи

Лесные угодники

Ангелина Давыдова

21-22 августа 2017 года в Москве проходил Всероссийский климатический форум городов России. В преддверии этого события Ангелина Давыдова отправилась во Францию, чтобы разузнать в Национальном бюро лесного хозяйства страны (ONF) о лесных проектах французских компаний, которые можно взять на вооружение и в РФ.

Чиновничье-парковый ансамбль Природоохранное законодательство меняют в интересах бизнеса

Анна Орешкина

Год экологии и особо охраняемых территорий (ООТ) в России начался шумно. Под занавес 2016 г., стало известно, что Минприроды внесло в Правила заготовки древесины, которые определяют параметры вырубки леса по всей стране, существенные изменения: согласно им, фактически в два раза увеличилась площадь кедровника, который разрешалось пустить под топор.