В "Онежском Поморье"

В "Онежском Поморье"



В  предыдущей публикации я рассказал о нещадной рубке остатков  старовозрастных лесов между Северной Двиной и Пинегой. И у многих был  вопрос: а есть ли надежный способ спасти такие леса? Есть. И в условиях  современного законодательства такой способ практически единственный.  Надежно спасти лес от вырубки можно придав ему статус особо охраняемой  природной территории (ООПТ). То есть государственного заказника,  заповедника, национального парка, природного парка. Подчеркну, что  заповедная территория может надежно спасти лес от вырубки, но не от  стихийных бедствий, таких как пожары, сели, снежные лавины. ООПТ могут  быть федерального, регионального и местного значения. В случае с  Двинско-Пинежским междуречьем речь идет о региональном ландшафтном  заказнике с режимом, в котором сохранены все социально значимые  традиционные виды природопользования, включая охоту и рыбную ловлю.[spoiler]
На  сегодняшний день под защиту закона попадает очень маленькая доля  старовозрастных лесов: чуть более пяти процентов находятся в границах  федеральных ООПТ. Такие территории со старовозрастными лесами есть и в  Архангельской области:  национальный парк "Онежское Поморье" и небольшой  Пинежский заповедник.

Нацпарк "Онежское Поморье"  был создан относительно недавно, в 2013 году, и охраняет значительный  участок старовозрастных лесов на севере Онежского полуострова. Но  бОльшая часть первозданных массивов первозданных лесов находятся за  границей парка, их не удалось включить в его состав. Поэтому сейчас в  центре Онежского полуострова идет такое же уничтожение лесов, как в  междуречье Двины и Пинеги.



"В этот край таежный только самолетом можно долететь..."

Попасть  в старовозрастные леса национального парка оказалось непросто. Это  понятно: если бы сюда был легкий доступ, тайга бы до создания парка не  сохранились. Экспедиционную машину пришлось оставить в Архангельске и  вспомнить, как летают на АН-2. Рейсы в поморские деревни Онежского  полуострова летом проводятся три раза в неделю.
Рассматривая перед  поездкой карту национального парка, я выбрал место, куда хочу попасть:  Большое Выгозеро (не путайте с карельским Выгозером!) и его окрестности,  где несколько лет назад учеными были обнаружены древние деревья: более  чем трехсотлетние ели и более чем четырехсотлетняя сосна (информация отсюда).   Ближайший населенный пункт - поморская деревня Летняя Золотица, туда  мы и купили билеты. С первой попытки не улетели: густой туман в Летней  Золотице. На следующий день туман в Золотице не развеялся, и мы поменяли  билеты на Лопшеньгу, надеясь добраться до Летней Золотицы сухопутным  путем. Так и получилось: восемьдесят километров вдоль побережья  полуострова мы преодолевали на тракторе, на уазике, на каракате и  пешком, большей частью под проливным дождем и сильном шторме на море.  Три ночевки в пути.  Температура в эти дни колебалась между пятью и  десятью градусами. Суров бывает полуостров в середине лета!


Под крылом самолета и низкими облаками - та самая первозданная тайга.


Поморская Лопшеньга, стартовая точка нашего маршрута на полуострове.


От  непогоды спасали поморские промысловые избы, такие, как эта. На снимке  наш проводник по парку, орнитолог Альберт Брагин. Наблюдает, как скопа  ловит в море навагу и тащит ее на свой гнездовой участок. Спасибо  Альберту и  другим сотрудникам парка за помощь в поисках первозданных  лесов!


Старые  густые еловые леса выходят прямо на берег Белого моря. Кроны у  передовых елей флаговой формы, они первыми принимают на себя удары  стихии.






Летняя Золотица.


Дальше  по болотам можно передвигаться только пешком или на самодельном  каракате. Это очень популярный вид вездеходного транспорта на  Северо-Западе страны, где много болотистых мест. В Вологодской области я  встречал целые кустарные цеха по производству каракатов. Стоит такой  монстр в районе двухсот тысяч рублей, перевозит два-три человека и  небольшой груз.


По  тропе на Большое Выгозеро на приметных соснах заметны затески. Эта  сделана 110 лет назад. Сосна в то время была уже крупным деревом.


А тут и вовсе позапрошлый век!


Под стать и ельники.


Ельники  растут в заболоченных местах, где годовой прирост ничтожен, поэтому  диаметры их стволов невелики. Но их возраст, судя по лесотаксационной  карте, превышает пару сотен лет.


Рубки тут никогда не велись, идет естественная смена поколений деревьев...




Наш Сусанин  проводник. Понятно, что в прошлые века эти дебри уцелели благодаря  северному бездорожью. Сейчас же, когда возможности людей создавать  нужную им инфраструктуру почти безгранично расширились, будущее здешних  лесов защищено режимом национального парка.


Река Холка в окружении лесов и верховых болот.


Под  вечер 9 июля случилось чудо: дождевые тучи рассеялись и на несколько  часов установилась ясная погода. Удалось поднять дрон на  полукилометровую высоту, чтобы получить обзорный снимок первозданной  тайги вокруг Большого Выгозера. Но на рассвете следующего дня опять  пошел дождь, чтобы не прекращаться до нашего возвращения в  Архангельск...



Источник: shpilenok
  • Архив

    «   Октябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31