Блог главного редактора - Сообщения с тегом "Фотография"

Об этике фотографирования дикой природы

В последние годы активно развивается природная фотография. Стала более доступной специальная фототехника, это занятие становится даже модным, проводятся фотовыставки, блоги фотографов, снимающих природу, пользуются популярностью аудитории. Однако как любое массовое увлечение, фотография может нанести вред природе. В связи с этим не удержался от перепоста двух сообщений.

Оригинал взят у Виталия Рябцева vryabtsev в Об этике фотографирования дикой природы

Недавно я решил просмотреть весь «птичий» раздел фотографий   сайта «Природа Байкала». http://nature.baikal.ru/mats.shtml?mt=ph&list=spec_bird&sort=
И испытал много неприятных эмоций. Например – от этих фото у гнезда черного грифа.




http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=64889


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=60060
Под ними восторженные комментарии: "Круто! Классно! Фантастично!

Молодой фотограф использует автоспуск и  ведет себя весьма раскованно. А должен бы относиться к грифу столь же благоговейно, как, например, музыкант - к скрипке Страдивари. Ведь это настоящий «раритет» нашей природы - "краснокнижный" вид, населяющий очень ограниченные территории на юге Сибири. Каждое его гнездо имеет огромную ценность, заслуживает строгой охраны и бережного отношение. А на фото  - этакое панибратство! Причем так себя ведет не обычный  турист, а орнитолог.

На вышеупомянутом  сайте  много фото, сделанных у гнезд пернатых хищников. Особенно часто так фотографировали мохноного курганника, но есть и гнезда с птенцами степного орла, могильника, балобана, сапсана, восточного болотного луня, черного коршуна.  А между тем, подобные съемки весьма небезопасны. Еще не умеющие летать птенцы, потревоженные фотографом, могут выпрыгнуть из гнезда,  при падении получить травму и даже разбиться насмерть (для орлана-белохвоста такие случаи известны). Либо, оказавшись  вне гнезда,  стать жертвой четвероногого хищника. Прежде всего это касается гнездящихся на скалах крупных соколов, орлов, да и черного грифа тоже.

   Ну а если потревожить насиживающую самку, кладка легко может погибнуть от переохлаждения или хищничества врановых. Кстати, этот же молодой орнитолог разместил и  такое вот фото гнезда с кладкой дербника.


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=48639
Но особое беспокойство у меня вызвало  вот это фото гнезда орла-могильника.

Вначале я даже обрадовался: новое гнездо в постоянно обследуемом мною районе! Присмотрелся – увы, старое. Этот гнездовый участок орлов известен мне с 1998 г. Он имеет непростую историю. В июле 2004 г. огромное старое гнездо  обрушила буря. В 2005 г. была обнаружена свежая постройка, у которой мы провели съемки для видеофильма «Царь-Орел». Она пустовала в 2006-2008 гг., при этом на участке держался одиночный старый орел (наиболее вероятная причина – гибель второго орла на зимовке). Но – редкий случай – нашлась замена! И птицы вновь заселили свой участок, заняли гнездо постройки 2005 года. Однако в мае 2011 г. и это гнездо, на этот раз вместе с кладкой, погибло из-за бури. Летом поблизости орлы построили новое,  в 2012 г.   в нем были  выращены 2 птенца.

И вот   в 2013 г. сотрудник одной из областных природоохранных структур, увлекающийся фотографией, устанавливает здесь укрытие, ведет съемку. Причинил ли он орлам беспокойство? Несомненно. Я дважды организовывал съемку у гнезд могильника: в 1997 с Игорем Сирохиным;  и в 2005 с кинооператором Сергеем Марковым. На сами гнезда мы не поднимались, укрытия ставились поблизости. Несмотря на все предосторожности, в обоих случаях на следующий год гнезда пустовали.Всего в Иркутской области в 2012 г. учтено 15 пар могильников. Это не экстраполяция. Все 15 участков известны. Их разделяют огромные пространства, где орлы за последние 30 лет исчезли (в 1982 г. численность составляла 150-200 пар, в 2005 г. - 25). Т. е. и это гнездо – ценнейший «раритет». Фото сопровождает авторский комментарий: «Орлы достаточно сложный объект для съемки. В этом году имел возможность периодически наблюдать одну семью и немного фотографировать. Точнее сказать искал к ним подход и пристреливался». В 2014  году объекта «пристрелки» здесь, скорее всего, не будет.  Увы, для последних орлиных пар нормальной жизни сейчас нет ни в гнездовом ареале (рубки последних крупных деревьев, катастрофические лесные и травяные  пожары, разгул браконьерства,  повсеместный "отдых на природе";), ни на зимовках в Китае. А тут еще и фотографы, желающие "пристреляться"....

Были на упомянутом сайте также и птенцы сов. В том числе и слетки филина.

http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=59924

Благодаря авторскому комментарию стало ясно: они выращены последней парой этого хищника, еще остававшейся в южной части материкового побережья байкальского пролива Малого Моря. Речь идет о территории Прибайкальского национального парка, в котором я проработал 17 лет. Скорее всего, теперь опустеет  и этот (единственный для обширного района) гнездовой участок.
Были и фото  с гнездами   журавлей, чьи кладки и пуховички   уязвимы для фактора беспокойства.

Гнездо серого журавля


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=73338

Были  также фото с гнездами куриных птиц, беспокоить которых и вовсе недопустимо – без самки пуховички гибнут очень быстро.Чаще всего объектом съемок служила  тундряная куропатка,  встречающаяся  в горной тундре на хребтах, окружающих Байкал. Наиболее тягостное впечатление оставили два нижеприведенных фото.
.
Гнездо, из которого яйцо выкатилось явно в момент взлета потревоженной самки. После такого беспокойства она могла и не вернутся.

http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=29757
Пуховой птенец на ладони.


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=8976
Шансов на воссоединение с выводком и выживание у этого крохи почти не оставалось. Профессиональные орнитологи, частые гости сайта, должны были бы указать авторам этих фото на недопустимость такой "фотоохоты". Но промолчали.

Ну а зачем был пойман и сфотографирован вот этот птенец чибиса? Получить  травму он мог очень легко, как и  быть потерянным родителями. Но комментарий специалиста под фото спокоен и позитивен.


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=65508

Были также гнезда с кладками различных видов уток и куликов, цапель, крачек и чаек. Ну и конечно гнезда с кладками и птенцами различных воробьиных. Из более 4100 фотографий птиц, размещенных на сайте, примерно 300 отображали птенцов и кладки. Что самое грустное – подавляющее большинство из них сделали и разместили орнитологи, включая известных специалистов. Правда, фото с гнездами редких пернатых хищники в основном размещала молодежь. Но предостережений от старших коллег, старожилов сайта, в комментариях прозвучало очень мало.
Печальная картина. Еще в 1970-х годах патриарх отечественной орнитологии Алексей Сергеевич Мальчевский говорил: «Пусть лучше белое пятно останется в нашей науке, чем в природе». Прошло 40 лет. Наша природа, включая птиц, понесла огромные потери. В Прибайкалье пернатые пострадали много больше, чем, например, в европейской части страны. Мало того, что имевший здесь место в последние 2 десятилетия разор природы можно сравнить лишь с «освоением» Северной Америки в 19 веке, так еще и ситуация на южноазиатских зимовках сибирских мигрирующих птиц крайне неблагополучна. Уж кто-кто, а орнитологи должны показывать пример бережного отношения к еще живым пернатым. А что мы видим в реальности? В профессиональной среде остро стоит проблема экологической этики. Есть публикации на эту тему Владимира Михайловича Галушина. Но вместо прогресса в «этическом вопросе» виден скорее откат на позиции 1960-1970 гг. Впрочем, все российское общество «дичает» на глазах. Но это не оправдывает нас, орнитологов. Уж если обращаемся за финансированием проектов в западные фонды, стремимся там же публиковаться, то должны и соблюдать в своей работе стандарты, принятые в цивилизованном мире. Насколько я знаю, например в Англии, союзы фотографов  и любителей птиц в своей деятельности опираются на строгие этические кодексы. За съемку у гнезд, например филинов и крупных дневных хищников, последовало бы исключение из союза и обструкция со стороны коллег.

Могут сказать, что на сайт заходит много людей, заинтересованных в самой разнообразной информации. Что съемки проведены специалистами, знающими как не допустить беды. Что размещение таких фото в ряде случаев несет элемент зоогеографических открытий. Пусть даже объекты съемки в перечисленных выше случаях не пострадали. Но ведь посетителей сайта необходимо экологически просвещать и воспитывать! А в реальности - им подается дурной пример. Размещение подобных фото многие воспринимают как своеобразный стимул и "руководство к действию». «Ему можно, а почему мне нельзя»? «Я тоже хочу сделать фото, под которым комментаторы напишут «круто»! И все это расходится как круги по воде. Сейчас десятки миллионов соотечественников имеют фотоаппараты. Многие не прочь заснять природный «эксклюзив». В итоге, при отсутствии экологической культуры, люди с фотоаппаратами оказывают на живую природу значимое негативное воздействие.  Ну а по поводу «гнездовых» открытий, сделанных любителям птиц, Алексей Сергеевич, у  которого я имел честь учиться в аспирантуре,  уже давно  сказал: «Пусть лучше белое пятно…».

 Речь здесь шла лишь об одном из множества сайтов. Подобное фотографирование сейчас хобби отнюдь не  одиночек. Сколько в итоге гибнет кладок и птенцов никто не знает, но наверняка, для редких видов ущерб уже стал ощутимым. И неизбежен его дальнейший рост.

  Большую тревогу вызывает уровень "экологической морали" молодого поколения орнитологов. И прежде всего - работающих с пернатыми хищниками. Слишком уж уязвимы эти "объекты". Многие из них еще и  малочисленны, а то и  очень редки. Но это не мешает  многим молодым коллегам беззаботно осматривать и фотографировать  гнезда в период насиживания, принуждая самок надолго оставлять без обогрева и защиты  кладки и пуховых птенцов. Причинять опасное беспокойство птенцам, еще не умеющим летать. Я уже не говорю о том, что побеспокоенная пара пернатых хищников с очень большой долей вероятности покинет свой многолетний участок, переселится на иную территорию, вполне вероятно - с худшими условиями (по параметрам безопасности, кормовой базе и пр.).  Отчего же они  проявляют такую беспечность? Ее можно было понять и простить, скажем, в 1950-1960-х годах. Но не сейчас, когда дикая природа огромных территорий переживает нечто вроде апокалипсиса. Почему  в 1970-1980-х после учебы в ВУЗах большинство из нас проникалось бережным отношением к природе, а вот про нынешние поколения этого не скажешь?

 Возможно, причина - в пересмотре жизненных ценностей. Тридцать лет назад мы и думать не могли, что изучение пернатых и деятельность по их охране станут своеобразным бизнесом. Подавляющее большинство орнитологов советской эпохи были людьми немного «не от мира сего», считающими свою деятельность не источником хорошего заработка, а скорее «отдушиной», дверью в иной мир, где нет идеологических заморочек и засилья бывших комсомольских активистов. Мир, в который первое время не проникали и всесильные рыночные отношения. Но пришли «поколения next», твердо нацеленные на успех (с сопутствующими ему славой и деньгами). Причем успех, полученный любой ценой. Вот этой ценой, или разменной монетой, и стала забота о «пернатых» объектах изучения, об их будущем.

   Могут возразить: весь мир живет в рынке, во многих странах это не мешает изучать и охранять природу, включая  птиц. Ну что же, мы и здесь стали исключением. Рыночные отношения на постсоветской почве породили много дурных плодов. Плохую роль сыграли монополизм и отсутствие реальной конкуренции. В итоге в отечественном «мире орнитологии» очень ограниченный круг специалистов получил почти монопольный доступ как к грантовым так и к бюджетным источникам финансирования. Но если «изучать и охранять» пернатых в режиме «конвейера», то неизбежно первое место среди жизненных интересов и ценностей исследователя займет личный заработок, лишь второе - судьба самих пернатых, объектов «приложения сил». Не удивительно, что в наше «рыночное время» многие молодые коллеги выбрали в качестве «образца для подражания» очень успешных в финансовом плане «эффективных менеджеров» от орнитологии. Не буду называть имен. Разного калибра, они есть и в центре и в регионах.

  Впрочем, я перешел к более широкой проблеме коммерциализации природоохранной деятельности. Тем не менее, язвы огромного рыночного мира отразились, как в крохотной капле росы – в современных фотографиях дикой природы.Что же делать? Хотя бы отказаться от размещения  на сайтах, посвященных природе, фото с гнездами, птенцами и кладками. Надеюсь,  такая позиция все-таки возобладает среди коллег-соотечественников.


Оригинал взят у vryabtsev в О филине бедном замолвите слово...

Продолжая тему, расскажу о ситуации с птицей, особенно сильно страдающей от беспокойства человеком. К этому меня подтолкнул  свежий пост Евгения Полонскогоhttp://e-polonskiy.livejournal.com/288221.html
В его блоге множество фото, которыми я искренне восхищаюсь. Но данный пост вызвал тревогу, т.к. объект съемки был подвергнут большому риску. Вспугивать филина во время насиживание очень опасно: кладка может быть брошена, стать жертвой врановых, погибнуть от охлаждения.
Этот кадр гнезда филина был сделан 22 марта.


Судя по погоде (видео - http://e-polonskiy.livejournal.com/285849.html) опасность переохлаждения была реальна. К счастью - обошлось. Но филин вновь был побеспокоен уже 7 апреля.

 
Пуховичкам на снимке несколько дней. Еще один опасный удар «по нервам» взрослых сов, огромный риск для крохотных птенцов. Они столь же беззащитны и уязвимы, как и яйца. Велика вероятность, что в следующее посещение гнездо окажется пустым.
 
Пост много комментировали, в том числе орнитологи. Но вопрос «этичности» не поднимали. Естественно желание не обидеть уважаемого автора блога. Я тоже этого не хочу. Моя цель – объяснить всем искренним любителям природы, почему нельзя беспокоить гнезда птиц в период насиживания и вылупления. Особенно - пернатых хищников.
 
Про то, что филин бросает свою кладку даже после однократного вспугивания человеком, писали еще наши первые писатели-натуралисты, если память не изменяет, Соколов-Микитов. В научной литературе таких фактов немало.Для Западной Европы (Mikkola, 1983) есть сообщения о том, что при посещении гнезда человеком  самка иногда переносит птенцов на новое место.
Часто эта сова заселяет одни и те же пещерки многие поколения. В некоторых из них археологи докапывались до слоев пищевых остатков, датируемых ледниковым периодом. Вид проявляет исключительную привязанность к своим традиционным  гнездовьям. Но обязательное условие такой долговечности - отсутствие беспокойства человеком.  
 
Расскажу о ситуации в Предбайкалье. В 1981- 1982 гг., проводя наблюдения за хищными птицами на Тангутском стационаре (лесостепное левобережье Братского водохранилища), я лишь пару раз встречал филина. Но в 1983 г. нашел гнездо, которое оказалось менее чем в километре от кошары, где проживал. Осмотрев подобные гнездовые биотопы, быстро обнаружил еще 2 жилых гнезда. Скрытность – черта поведения, помогающая филину выжить. В 1983 я посещал гнезда летом (и в последующие годы старался придерживаться этого правила), пары удавалось серьезно не побеспокоить. Две из них достоверно гнездились в 1988 и 1998 гг.


 
До недавнего времени предбайкальских филинов можно было считать сравнительно доверчивыми. Несколько найденных гнезд находились в 1,5-2 км от бурятских деревень. Птицам это не вредило. На одном из гнездовых обрывов даже издавна оставлялись подношения (мелкие монетки) для «Эжина». Так называют духов, оказывающих покровительство той или иной местности. Следует пояснить, что в дореволюционный период буддизм почти не затронул местных бурят, здесь сохранились древние шаманские верования. Крупнейший исследователь бурятского фольклора М.Н. Хангалов в конце 19 века во время этнографических экспедиций по Предбайкалью   записал предание о том, что филин был невестою царя птиц (т.е. орла). Поэтому люди с почтением относились к этой сове. На одном из встреченных на наших полевых маршрутах «сэргэ» («шаманская коновязь») имелось вот такое легко опознаваемое изображение.

 
Филин – один из самых уязвимых пернатых хищников, как со стороны природных, так и антропогенных факторов. Его гнезда нередко разоряют четвероногие хищники, губят они и плохо летающих слетков. При недостатке корма нередок гнездовой каннибализм. Но в последние годы особенно большой ущерб наносит беспокойство. Речь о людях, не считающих эту птицу священной, а таких сейчас абсолютное большинство. Летом 2012 г., работая над проектом о влиянии пожаров на дикую природу (его результаты описаны здесь - http://irk-pal.ru/vyshla-broshyura-predbajkalskaya-lesostep-v-kolce-ognya-po-itogam-nashego-proekta/), я посетил гнезда филина, найденные в предыдущие годы. Из 14 осмотренных гнездовых участков вид присутствовал лишь на 3-х. На 11 не было даже следов пребывания. Новые гнездовые территории не обнаружены. Это был год пика численности мышевидных грызунов (предыдущий пик - в 2005). Но слетки не отмечены даже на еще заселенных участках. Ряд гнездовых территорий (включая и 2 «еще живые») располагался на обрывах близи побережья водохранилища. За последние 10-15 лет рекреационная нагрузка здесь резко возросла. Наверняка это и сказалось на филине.

Здесь, на заливе Братского водохранилища, гнездился


Старая гнездовая ниша


Полет над Братским морем
В южной части байкальского пролива Малое Море оставалось последнее жилое гнездо филина. Располагалось оно на единственном еще не застроенном турбазами участка залива Мухор, очень популярного у отдыхающих. В 2009 г. филины здесь достоверно гнездились, среди остатков их добычи обнаружен даже полевой лунь.
Фото 2009 г.
Однако в 2012 г. гнездовой участок пустовал. Слишком уж здесь красиво. Отдыхающие, заполнившее побережье, судя по появившейся тропе, добрались и сюда.
Но именно в 2012 г. был сделан вот этот снимок, упоминавшийся в предыдущем посте.


Птенцы находились на противоположном берегу залива. Увы, здесь рекреационная нагрузка летом (в апреле-мае - тихо) несравненно сильнее. Скорее всего, давно знакомая мне пара филинов, побеспокоенная на своем многолетнем участке, загнездилась на этом берегу в 2012 г. в первый и последний раз.

Дикая природа лесостепного Предбайкалье понесла огромный ущерб из-за повсеместных лесных и травяных пожаров, «черных браконьеров». Фото об этом можно увидеть здесь- http://irk-pal.ru/na-pravoberezhe-bratskogo-vodoxranilishha/).

 Ряд опустевших гнездовых территорий филина, находящихся вдали от побережий водохранилища и Байкала, оказались пройдеными огнем и варварскими рубками. Три гнездовые участка на Ангаро-Ленском междуречье эти две напастит обошли стороной. Они скорее всего опустели из-за браконьеров. Местные жители жалуются на горожан, которые на джипах и снегоходах здесь буквально прочесывают лесостепной ландшафт. Попутно могли убить и филинов. В таежных районах Иркутской области филин относительно благополучен, но его лесостепные гнездовые группировки за какие-то 10 лет пережили крах.

  И мне есть в чем повиниться перед филином. Проводя учет хищных птиц, 22 мая 1999 г. я вышел на край степного обрыва с выходами скал. Они нередки в приангарской лесостепи. И сразу же метрах в 10 ниже меня взлетел филин. Я видел, как за ним следом полетело и ударилось о камни яйцо, из его трещин выступила кровь. В открытом (т.е. без скального «козырька») гнезде находилось еще 2 яйца. Я сразу ушел. Лелея надежду, что самка все-таки вернется. Фотоапарата с собой не было, возвращаться за ним к машине не стал. В 2012 г. осмотрел этот район, признаки обитания филина (за исключением старых гнездовых ниш) отсутствовали, хотя вокруг вроде бы ничего не изменилось. Как неудачно в 1999 г. сложились обстоятельства! Обрыв имел длину не менее 500 м, а я вышел прямо над гнездом. В той же поездке в других гнездах филина находились только птенцы, в том числе и сравнительно крупные. Но именно в этом оказалась необычно поздняя кладка!

Я проник в «дом» филина в опасный период. И  случайно, не желая ничего худого, причинил птицам вред, возможно, заставил их покинуть участок. А что будет, если посещать тысячи гнезд филина? В таком случае паралельно огромному «исследовательскому    конвейеру»  будет действовать и «конвейер случайной гибели» объектов изучения. Побочный результат исследований в период насиживания и «нежного возраста» птенцов.

 Мой настоятельный совет: не осматривайте, да и вообще близко не подходите к гнездам филина, в период насиживания и в первые две недели жизни птенцов. Отложите свое посещение на более поздние сроки. В разных регионах они разнятся, в Прибайкалье - не раньше 10 июня.
Считайте для себя критический период жизни филина тем белым пятном, которое нельзя заполнять.

Евгений Спангенберг не проводил маштабных исследований филина. Однако его очерк об этой сове (в книге «Записки натуралиста») принес реальной пользы виду больше, чем многие научные работы. Он был опубликован в то время, когда говорилось  о «вредных хищниках», но при этом  книги о природе издавались большими тиражами, а главное – читались. В моей памяти крепко засели его слова: «Лес без филина - что детство без сказки!».










  • Архив

    «   Октябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31