Святослав Иванов

Самый дикий заповедник

Павел Бахарев, директор заповедника «Вишерский», – о переводе части заповедников в национальные парки, увеличении ответственности людей и нехватке финансирования.
Чем отличается территория Вишерского заповедника от окружающих земель, почему именно этот участок стал заповедным?
– Главным критерием создания заповедника стали огромные массивы девственных ненарушенных лесов, которые простираются с истока Вишеры до широты поселка Велс. Эти леса очень чистые, в них практически нет дорог. Кроме лесных массивов – гидросеть вокруг Вишеры. Здесь течет самая чистая вода Пермского края. Не случайно в этих реках во множестве живет хариус. Мы позиционируем себя как территория, на которой обитает самая большая стая хариусов в бассейне Волги. В заповеднике есть северные олени, порядка 250-300 диких голов, – это самая южная популяция северного оленя в Уральских горах, южнее они не водятся. Кроме того, на территории заповедника «Вишерский» живет самая большая популяция соболя в Пермском крае – это тоже одна из причин образования в 1991 году заповедника Вишерский. Много сосудистых растений – порядка 600 видов, около 150 видов птиц, из которых только 23 пролетных, остальные местные.
Работники соседней территории, на которую сейчас очень активно все ходят на перевал Дятлова на всех видах транспорта, включая квадроциклы, очень завидуют нам. Ведь прошел на квадроцикле один раз: после этого плодородный слой растительности будет восстанавливаться более 100 лет. Благодаря запрету посещения территории заповедника на колесной техник мы можем сохранять природу.

Часто ли, в связи с большим обилием зверя, случаются случаи браконьерства?
Наиболее частый вид нарушений – несанкционированное посещение территории. За это нарушитель карается штрафом до 4000 рублей. Второе – незаконный вылов хариуса. Ловля хариуса на территории заповедника разрешена только для местных жителей поселков Вая и Велс, причем на участке в 38 километров от кордона «71-й квартал». На остальной части ловля хариуса и вовсе запрещена, штраф за одну рыбу – 850 рублей. Очень редко, но все еще случается заведение уголовных дел в связи с охотой на территории заповедника. Но вообще, люди стали ответственнее, начали понимать, что заповедник – это заповедник и есть вещи, которые здесь нельзя делать. Сознательность повышается, видимо, сказывается эффект экологической пропаганды, которую сейчас ведут СМИ.

Все равно есть жители, которые живут охотой и рыбалкой. И они говорят, кстати, что поголовье хариуса в последние годы сильно сократилось.
Местные привыкли безнаказанно рыбу добывать

Это неправда. В последние годы благодаря запрету на рыбную ловлю на территории заповедник, поголовье хариуса сильно увеличилось, и это наблюдается всеми работниками Вишерского заповедника. По статистике, наибольшее количество правонарушений приходится на долю местных жителей из-за рыбной ловли – они привыкли безнаказанно «рыбу добывать». Но так делать уже давно нельзя. Ловля разрешена в объеме три килограмма рыбы в день на одного человека – вывозить же из заповедника можно только двухсуточную норму. Но это только для жителей двух деревень, остальные не имеют такого права.

В конце прошлого года Президентом Владимиром Путиным был подписан закон о том, что часть заповедников переходит в разряд национальных парков. Что это может дать?
Первый подобный закон о «Развитии познавательного туризма на территории заповедника» был подписан еще в конце ноября 2011 года. В России есть две основные федеральные природоохранные структуры – национальные парки и заповедники. Заповедник – неприкасаемая территория, доступ на которую разрешен только с разрешения администрации. Национальный парк создан для посещения людьми. Закон 2011 года разрешил часть заповедника отдавать для посещения посетителей – это было сделано для того, чтобы люди могли видеть вишерские красоты, а заповедник хоть чуть-чуть зарабатывать. У нас под этот закон попала зона, в которую мы пускаем людей: тропа в 40 километров до устья реки Лыпьи и горный маршрут на высшую точку Пермского края Тулымский камень. По этому закону в заповедниках может быть разрешено для посещений туристов не более 5 процентов всей территории. В Вишерском заповеднике туристическая зона – 1 процент территории. Насчет переводов части заповедников в национальные парки – только семь заповедников подлежат переводу – Тебердинский заповедник на Кавказе, заповедник Столбы в Красноярске и еще несколько подобных.

А что это даст заповедникам?
Фактически эти территории и так являлись национальными парками: когда за сезон по заповеднику проходят 300 тысяч человек, как в «Столбах», – это, конечно, национальный парк. То есть этим законом просто присваивается такой статус территории, какой она реально является.
К счастью, в заповеднике нет дорог – только тропы. Вообще, попасть в заповедник можно только по реке, на вертолете и по тропам. Наш заповедник в ПФО – самый дикий и настоящий.


Вишеру посещает тысяча человек за сезон


Сколько в Вишерский заповедник приезжает туристов за сезон?
Примерно 800-1000 человек за сезон с 1 июня по 15 октября, но мы только недавно стали заниматься этой программой развития туризма. Сейчас мы активно развиваем инфраструктуру территории заповедника, думаю, увеличим количество туристов до 2 тысяч в ближайшее время, естественно, не во вред окружающей среде. Кроме того, у нас есть музей природы, который набирает все большую популярность. Раньше его посещали 500-700 человек в год, а сегодня это уже порядка двух тысяч посетителей. В планах – экологическая тропа для школьников, на которой можно будет узнать, как выглядят разные виды растений. Чтобы не в книжке прочитать об этом, а увидеть все собственными глазами.

А волонтеров вы набираете?
Массово – нет. Но работа для волонтеров, конечно, есть. Зимой снег убирать с дальних избушек, просто пройти по территории – посмотреть, были ли там чужие люди. Летом – чистить тропы от падающего леса, собирать мусор. Потому что на экологической тропе в заповеднике, к сожалению, начал появляться мусор – недорабатывает фирма, с которой у нас заключены договоры на обслуживание и экскурсии. Кроме того, не хватает ассистентов научным сотрудникам. Мы готовы принять не только волонтеров, но и постоянных работников за небольшую оплату.

В промышленной среде часто высказываются мнения, что на территориях заповедников находятся большие залежи ископаемых, которые нельзя разрабатывать, – а это вредит экономике России. Какие ископаемые есть в Вишерском заповеднике?
Во время организации заповедника левобережье реки Велс было исключено из заповедной территории, потому что там было найдено месторождение золота. Сейчас оно уже разработано промышленными группами «Уралалмаз» и артелями из Екатеринбурга. Кроме того, на территории заповедника находилось месторождение желтого хрусталя – цитрина, запасы там были примерно 100 килограммов, но оно выработано еще во время разведки, в первые годы существования заповедника. Больше разработок на территории заповедника нет. Есть цветные металлы, золото, алмазы, вольфрам – но эти залежи были обнаружены на стадии геологического обследования территории, и статуса месторождений не имеют. А проводить доразведку на территории заповедника запрещено. И разработка леса запрещена.

А черных лесорубов тоже нет? Ведь из-за закрытия градообразующих предприятий в Красновишерске одно из основных оставшихся сфер работы – лес.
К счастью, в заповеднике нет дорог – только тропы. Вообще, попасть в заповедник можно только по реке, на вертолете и по тропам. Наш заповедник в ПФО – самый дикий и настоящий.
Заповеднику хватает материально-технической базы?
- О чем вы говорите... Хорошо еще, что мы попали в программу развития туризма, в которую взяли всего 12 заповедников из существующих 102. Мы получили финансирование на три года, но по этой программе «Развитие познавательного туризма на территории заповедника «Вишерский» мы работаем последний год. Благодаря ей смогли купить новую технику – лодки для инспекторов, импортные снегоходы. Кроме того, купили уникальное судно на воздушной подушке – на нем мы сможем проникнуть в те районы, куда раньше добраться не могли, и будем контролировать территорию более жестко. Благодаря этому мы избавились от необходимости искать деньги на вертолет, чтобы доставить грузы на дальние кордоны. Аренда вертолета сегодня стоит 80000 рублей в час. Получалось, что для полета в заповедник нужно было искать 250-300 тысяч рублей. Теперь все будет, конечно, намного проще.
Какие планы у заповедника на будущее?
По программе развития туризма в этом году мы должны закончить музей природы, поставить новое офисное здание, построить два гостевых дома на 10 человек, чтобы можно было приводить больше людей и больше зарабатывать. Но мы заповедник – природа для нас намного важнее, чем туристические группы. Поэтому в плане не стоит открыть больше территорий для посещения, чем существует сегодня. Да, конечно, туристы дают нам деньги. Стоимость передвижения по реке – 600 рублей в сутки с человека. Для пешей тропы – чуть больше 200 рублей с человека в сутки. Хотя государственного финансирования и средств с туристов не хватает. Бывают частные взносы, но очень редко – около одного миллиона рублей в год мы имеем с благотворительности. В грантах тоже не особо участвуем: у нас нет тигра или белого медведя – мы обычный заповедник с флорой и фауной, хоть и нетронутой. Раньше денег хватало, но, как известно, аппетит приходит во время еды.
Текст - Святослав Иванов.
Опубликовано на сайте пермской деловой газеты Business-class 16 июня 2014 года - http://www.business-class.su/article.php?id=23906

Облако тегов

  • Архив

    «   Декабрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31