Роман Глебов: вредители не пройдут!

Роман Глебов: вредители не пройдут!

9c15c673110129608ba5820dfc4a5574.JPG

    В 2007 году в Санкт-Петербурге был создан Центр защиты леса Ленинградской области как филиал федерального бюджетного учреждения «Российский центр защиты леса» Федерального агентства лесного хозяйства. Сегодня это ведущий в России  центр по реализации системы мониторинга состояния лесов на основе регулярной сети пунктов наблюдения.  Филиал успешно работает на территории трёх субъектов Российской Федерации: Ленинградской, Мурманской областей и Республики Карелия,  а также курирует ведение лесопатологического мониторинга в Новгородской, Псковской и Калининградской областях.
Более подробно о задачах  и коллективе Центра   мы попросили рассказать  его директора  Р.Н.Глебова.
   - Роман Николаевич, прежде всего, несколько слов о структуре вашего центра и его основных функциях.
   - Прежде чем сказать о  функциях, которые возложены на наш Центр, один  из 42 работающих сегодня в Российской Федерации, думаю, следует для сравнения назвать  две  очень важные для нас и весьма показательные цифры.  На данный момент  мы  обслуживаем  лесную  территорию в  18,9 млн. га, что  всего  на 3,4 миллиона гектаров меньше  площади занимаемой   всеми лесами нашего ближайшего  соседа – Финляндии. Причём весь объём этих масштабных работ осуществляет единый  мощный лабораторный комплекс, расположенный в Санкт-Петербурге и   оснащённый самым современным высокотехнологичным оборудованием. Что же касается структуры, то работаем мы по  следующим  основным направлениям: лесопатологического мониторинга, семенного и радиационного контроля,  почвенно-химического и фитоанализа, каждое из которых имеет собственную лабораторию.
   - Действительно, цифры говорят сами за себя. И, видимо, без подробностей нам просто не обойтись.
   - Основное наше направление, конечно же, проведение лесопатологического мониторинга. Целью мониторинга  является оперативный сбор информации о санитарном и лесопатологическом состоянии лесов. Эта информация используется для дальнейшего принятия решений по проведению профилактических мероприятий и защите лесов от разного рода вредителей. В данном вопросе у нас давно налажено тесное и постоянное  сотрудничество с Управлением лесами и Комитетом по природным ресурсам Ленинградской области, что, безусловно, положительно сказывается на экологическом состоянии областных лесов.    
    Что же представляет собой лесопатологический мониторинг?   Прежде всего, это  наблюдение за «самочувствием» наших лесов через целую сеть специальных пунктов, расположенных по всему лесному фонду. В этих пунктах заложены так называемые модельные деревья, и мы ежегодно проверяем и описываем их состояние и все текущие изменения. Для чистоты контроля и возможности прослеживать динамику вероятных  природных изменений  на данных участках  запрещена любая лесохозяйственная деятельность. Таким образом, мы получаем глобальную информацию о трансграничном перемещении загрязняющих веществ и влиянии различных негативных факторов на леса в целом.  Кроме того  ежегодно выполняем большие объёмы лесопатологической таксации, то есть учёта и контроля численности вредителей и развития болезней лесов. Особое внимание при этом обращаем на участки, которые могли  быть повреждены, например, сильными ветрами  и,  таким образом,   оказаться потенциальными  очагами вредителей и связанных с ними болезней.
    Вспомним хотя бы 2010 год, когда все наши силы были брошены на таксацию последствий мощного урагана. Первое, что мы тогда сделали – используя космические снимки, оперативно  выдали информацию о масштабах  повреждений и проанализировали их возможные последствия. А так как именно там мы  ожидали  новых, так сказать, «внеплановых» очагов возникновения и развития опасных для леса насекомых,  вся полученная  информация незамедлительно направлялась  в Комитет по природным ресурсам Ленинградской области. В той  сложной ситуации надо отдать должное  именно Комитету и его руководству, их оперативности и настойчивости. Мы сами видели, как решительно принимались меры и, главное, меры эти были эффективными. В итоге все потенциальные очаги своевременно  ликвидировались. Хотя надо сказать  опасность заражения леса в тот момент  была, действительно, достаточно высокой и локальные очаги всё-таки возникали.  
    Но, к счастью, нам помогла  погода. Как раз в десятом  году, благодаря жаркому лету, резкого распространения вредителей, таких как короед-типограф,  не произошло. В том числе  по удачно сложившимся   климатическим условиям. Ведь  немного везения в нашем деле тоже всегда не плохо.
    Само собой любой мониторинг предполагает и соответствующее обеспечение актуальной информацией о состоянии лесного фонда тех, кто непосредственно занимается промышленной заготовкой леса и тех, кто на местах следит за его санитарным состоянием, что мы, соответственно, тоже делаем.
   - Роман Николаевич, а как вы в целом оцените  состояние областных лесов с точки зрения лесопатологии?
   - На сегодняшний день мы имеем вполне благоприятную ситуацию и можем говорить, что вероятность развития каких-то мощных очагов и скоплений вредителей  весьма низкая. Такой, критической ситуации, которая сложилась сейчас, например, в Московской области, мы уж точно не прогнозируем. С точки зрения лесопатологи  ситуация в Ленинградской области стабильная, то есть резкого  её ухудшения в настоящее время не предполагается. Но нас всё-таки несколько беспокоит восток  области, где есть свежие ветровалы, а их необходимо оперативно обследовать и ликвидировать. К тому же там много возрастных елей, которые, прежде всего, и являются основными целями и объектами для вредоносных насекомых.
   - Лесопатологический мониторинг основное, но не единственное направление деятельности центра защиты леса.  В весенние дни, видимо, приходится особенно много времени уделять вопросам  семеноводства, так как от качества семян напрямую зависит и качество новых будущих лесов.
    - Действительно, до недавнего времени  лесное семеноводство на обслуживаемых нами территориях было в нашей исключительной компетенции.  Мы не только следили за качеством и происхождением семян, надёжностью их сборщиков, но и  реализовывали такие  перспективные направления как технологическое сопровождение крупномасштабных работ по лесовосстановлению,  в том числе на площадях, подвергшихся воздействию  стихийных бедствий, о чём я уже упомянул. Занимались также  созданием и сопровождением и самих объектов лесного семеноводства. А их на территории области достаточно много. Но с этого года значительная часть полномочий в сфере   лесного семеноводства  была передана непосредственно в субъекты РФ. За нами же  осталась лишь одна федеральная функция – контроль качества семян и аккредитация сборщиков проб. Хорошо это или плохо – покажет время.
    Если говорить непосредственно о семенном материале, то все семена, собираемые на территории лесного фонда, в обязательном порядке поступают к нам на проверку. Мы выдаём паспорта качества, после чего эти семена будет  разрешено или не разрешено использовать для высева в питомниках. Поэтому, те специалисты на местах, будь то лесничества или арендаторы,  которые занимаются отбором семян, должны проходить у нас обязательную сертификацию. Таким образом, мы контролируем оборот семян  в регионе, причём  без апробации у нас любые семена к использованию запрещены.
   Но я не случайно уже сказал выше про объекты лесного семеноводства. Это объекты, на которых должны произрастать древесные породы только  с улучшенными генетическими характеристиками. Они создавались в разное время, начиная  с семидесятых годов. К сожалению, многие уже списаны, некоторые пока сохранились и  я очень надеюсь, что в ближайшее время   возобновится работа по созданию новых перспективных видов, которые предназначены, прежде всего, для сбора семян с улучшенными характеристиками. Поэтому очень рассчитываю, что новый семеноводческо-селекционный центр в Лужском районе будет в значительной степени, а в идеале – стопроцентно, использовать семенной материал только с улучшенными генетическими характеристиками. И тогда в будущем мы получим лесные насаждения  с необходимыми высокими продуктивными свойствами.
   Ну и сразу же скажу несколько слов о радиологическом мониторинге. Мы все прекрасно помним, какие последствия появились в результате аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. В том числе частично пострадала и Ленинградская область. Кроме того у нас в регионе есть и свои подобные радиационноопасные объекты. Поэтому регулярное проведение радиологического мониторинга тоже одна из наших государственных функций. Каждый год специалисты центра выезжают в определённые участки леса с тем, чтобы отобрать образцы природных ресурсов – древесины, кроны, надпочвенного покрова, почвы, грибов, ягод, то есть всего того, что нам даёт лес и прилегающие к нему водоёмы. Затем образцы тщательно  проверяются на содержание радионуклидов. И надо сказать, что никаких критических отклонений, которые бы повлекли за собой определённые ограничительные и запретительные меры, на территории лесного фонда области нами не установлено.
    - Наверное,  сложно было бы выполнять весь этот огромный объём работ  без заранее отработанных методик, каких-то новых методов и приёмов и, конечно, без специалистов с высокой профессиональной подготовкой?
    - В своей работе мы используем различные методы, включая  и космические технологии, то есть те снимки, которые получаем со спутников для определения каких-то наиболее крупных проблемных участков. Наши специалисты используют самое современное оборудование, какое есть сегодня в области контроля и защиты лесов. Вот уже несколько лет как мы перешли на электронную систему фиксации и обработки данных, составили их полную базу, включая карты особо проблемных территорий. Естественно, что современное оборудование предполагает и наличие специалистов, но не просто знающих своё дело, а именно с высочайшей профессиональной подготовкой.
    И хотя у нас в центре таких людей подавляющее большинство, тем не менее, наши специалисты регулярно проходят курсы повышения квалификации. Перед началом полевого сезона у нас обязательно проводятся тренинги. Так в мае мы выезжаем на неделю на карельский перешеек для практической отработки всех видов деятельности  с тем, чтобы реально оценить готовность каждого специалиста, после чего они получают допуск  к предстоящим работам. Это тем более важно потому, что работа наша довольно специфическая, предполагающая наличие  широкого спектра знаний и опыта, чтобы качественно выполнять все поставленные задачи. Ну и, безусловно, любовь к природе, к лесу, который не на один месяц в году для многих становится  как дом родной.
    - Роман Николаевич, вы уже не раз упомянули в качестве вашего надёжного партнёра  Комитет по природным ресурсам Ленинградской области. Я думаю это не случайно и не просто в порядке комплимента?
   - У нас, как я и  говорил, очень хорошие отношения  и с Комитетом по природным ресурсам и с Управлением лесами Ленинградской области. Между нами подписано соглашение об информационном взаимодействии, то есть вся информация нашего  мониторинга лесов оперативно передаётся коллегам, и они на её основании уже принимают, надеюсь, более выверенные и более конструктивные решения в области своей компетенции. Кроме того мы и сами регулярно получаем информацию из лесничеств о тех или иных мероприятиях, связанных с нашей собственной сферой деятельности.
    Кстати, пользуясь,  случаем, я хотел бы выразить слова благодарности лесничествам за их немалый  вклад в сохранение  областных лесов, особенно на таком важнейшем участке  как лесопосадки. Во многом благодаря людям, искренне любящим своё дело,  которые сегодня работают в нашем лесном хозяйстве, мы полностью  уверены в санитарном благополучии будущих лесов. Как  и в том, что  через десяток-другой лет  на местах нынешних делянок обязательно зашумят кронами мощные, здоровые, и красивые сосны и ели.
    Думаю, и в дальнейшем наше взаимодействие  со всеми структурами лесного хозяйства, в том числе и лесопромышленного комплекса, будет только укрепляться. Тем более что мы, например, переходим на новые методы формирования  баз данных для того, чтобы ещё более оперативно обмениваться информацией и в режиме «он-лайн» получать необходимые  результаты в каждом конкретном случае.  Это очень важно, потому что те патологические процессы, которые происходят в лесу, они зачастую не терпят отлагательства. Чем быстрее мы примем меры, тем здоровее будет наш лес, тем меньший ущерб понесёт наше лесное хозяйство.
С.Виноградов
Фото К.Юрчика

Газета лесного хозяйства и лесопромышленного комплекса Ленинградской области  "Лесной вестник" (г.Тихвин), № 6 (940), 16 июня 2014 года
Автор: Сергей Виноградов
Фото: Константин Юрчик

Облако тегов

  • Архив

    «   Октябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31