Марсианские зарисовки

24.08.2010

Марсианские зарисовки

Зарисовка первая

Портреты на фоне марсианского пейзажа


В обычной жизни Андрей – владелец магазина детской одежды и реконструктор боевых искусств времён викингов, а сейчас он полевой командир добровольцев. Несколько недель назад Андрей на пару дней приехал тушить пожары, но вернувшись в Москву, понял, что городе не может находиться. «Впервые за десять лет взял отпуск и приехал, сначала в Полбино, потом – сюда. Вот уже месяц «отдыхаю»».

Утром Андрей инструктирует нас по технике безопасности:

«Работаем только в зоне прямой видимости. Шнурки в свободном состоянии начинают тлеть – заправляйте в ботинки. Как только малейший порыв ветра, кричим «ветер», и внимательно оглядываем деревья. Если какое-то дерево начинает падать, кричим «дерево!!!» со всей дури, перекрикивая бензопилы, и уходим, как можно дальше… Особой опасности подвергаются люди работающие с бензопилами - они ничего не слышат… Если видишь верховой пожар - бросай всё и беги! Его скорость - 30 км в час. Человек так быстро не бегает.»

После инструкции мы грузимся в кузов ГАЗ-66 и едем на точку, тушить. У Андрея полно работы. Надо разделить добровольцев на группы, объяснить каждому его задачу, следить за новичками и соблюдением техники безопасности. Вопреки подробным инструкциям и наличию реальной опасности, люди часто забываются. Одни входят в раж, другие от усталости и напряжения перестают обращать внимание «на мелочи». На моих глазах четыре человека уговаривали добровольца уйти с участка с рыжим прогоревшим торфом, в который вполне можно провалиться. Человек упрямо твердил: «тут твёрдо» и шёл дальше. В итоге «экстремал» благополучно вернулся «на берег». Но всё время, пока он был в опасной зоне, его товарищи напряженно за ним следили, вместо того чтобы спокойно работать. Такие ситуации Андрей старается предотвращать. А ещё в кармане у него аптечка первой помощи и таблетки ацизола от угара. Их надо пить каждые два часа, но в пылу работы многие про них забывают, а угар - штука опасная. Андрей смотрит на часы: «Кто не пил таблетки? Все сходить, прополоскать носоглотки, попить воды, и работаем дальше». Народ снова таскает брёвна и ветки, хором поют три бензопилы. Работы здесь много…

Среди дымов торфяного пожара, добровольцев в камуфляже и пожарных в форменных робах обаятельная блондинка разговаривает по телефону. Это Юля - актриса, а ныне координатор лагеря. Когда Москву окутал смог, она решила, что надо что-то делать и начала заниматься помощью погорельцам. «Потом я поняла, что экономически более правильно тушить пожары, а не устранять их последствия. Организовать лагерь – это как создать фирму с нуля. Приезжаешь на пустое место, нужны кадры, пиар, реклама, снабжение…. У тебя случайно пудры нет синяки замазать? Я сегодня вечером общаюсь с сыном в скайпе. Не хочу его пугать. Он не знает, где я». Благодаря Юле в лагере есть всё необходимое: еда, вода, одежда, пожарные рукава и бензопилы. На всех хватает респираторов. А ещё – в лагере уютно. Но по-прежнему нужны люди. Особенно в рабочие дни, когда вырваться из города для многих значительно сложнее.

Пожарные сидят на лужайке, отдыхают, обсуждая отменённые пайки. Еду им перестали выдавать, потому что официально у нас ничего не горит, хотя на самом деле работа здесь идёт круглосуточно. Предлагаем им кашу с тушенкой из своих запасов. Они долго отказываются, но в конечно счёте соглашаются. Видно, что рады. Рядом на травке доброволец Вова пассатижами наматывает на новые рукава проволоку. Работа муторная, но иначе рукав не будет держаться на муфте. «А у нас специальное устройство для обмотки есть. Им быстро и надежно получается. Заезжайте к нам в часть, обмотаем», - говорят пожарные.

Наши карманные рации вызывают у них интерес. Оказывается, ничего подобного в их снаряжении не предусмотрено. Вся связь – крики друг другу, что на площади несколько гектаров особенно актуально. А ведь рации для командной работы – незаменимая вещь. Один из МЧС-совцев вспоминает, что у него дома есть воки-токи и обещает завтра прихватить их с собой. Напоследок мы получаем от подкупающее предложение посетить душ в их части, и снова расходимся по точкам. Профессионалы стараются сделать все возможное с имеющими у них средствами. Помогает еще то, что с добровольцами сразу сложились хорошие отношения, то есть эффективное сотрудничество. В подтверждение этому вечером пожарные приходят навестить наш лагерь: в руках пакет мороженого «для барышень», на лицах улыбки.

Всех не упомнить, с кем довелось мне встретиться на той лесной опушке. Но в галерею портретов людей занятых на тушении пожаров, мне хочется добавить и тех, кто координируют действия добровольцев в Москве, и тех кто поддерживает их материально. Я никогда не видела этих людей, не знаю, кто они и чем заняты в повседневной жизни. Но в лагере постоянно ощущалось их присутствие. Медикаменты и рукава, одежда и респираторы, еда и рации… Когда ночью в лагерь привозили очередные коробки с вещами, меня не покидало ощущение, что это не просто вещи, а чья-то поддержка, подтверждение того, что здесь делают важное и нужное дело.

Зарисовка вторая. Тушение 20 августа.

Пожилой хозяин уцелевшей дачи проходит мимо, неся в руках испачканные землёй пилу и молоток. «Вчера думали – здесь всё сгорит. Закопали». Я смотрю инструменты в его руках, а потом на сухой как порох торф под ногами. Возможно, он поторопился. Просто сегодня ветер в другую сторону, можно дышать. Возникает обманчивое чувство, что всё в порядке - пожар отступил. Но это иллюзия.

Во второй половине дня начинаются проблемы. Ребята-добровольцы прорубали проход по узкому перешейку несгоревшего торфа, вдруг с кромки торфяника падает подгоревшая береза внушительных размеров. Ее ствол перегораживает перешеек. Его начинают пилить, но пилу заклинивает. Вторая пила по закону подлости выходит из строя. Под застрявшей пилой воспламеняются опилки – появляется открытый огонь. Его едва успевают сбить. Ребята освободили пилу с помощью реечного домкрата. Березу пилят, обрубки оттаскивают в сторону. Но рядом стоит еще одна огромная береза с тлеющим стволом, и до нее пока не добраться. Когда и куда она рухнет - неизвестно…

Из-за проблем на основной магистрали перестали подавать воду для тушения. «За неуплату отключили», - шутят добровольцы. Между тем торф на сухом перешейке начинает дымиться, образуя «карманы» - прогоревшие пустоты под дерном, которые отрезают дорогу назад. Впереди за кустами становится заметной полоса дыма: тлеющий торф захватил новую территорию, образовав выгоревшую полосу в самом мелколесье, почти до травы на опушке. Если она загорится, то пожар выйдет в поле, а там он перебросится дальше, к посёлку. Наш отряд срочно начинает прокладывать просеку к новому очагу возгорания. Все работают в большой спешке. Только что спилили иву и оттащили в сторону, но зацепившиеся за нее кусочки торфа поджигают траву. Ребята быстро срезают зелёные ветки с кроны и сбивают ими огонь…

В магистраль дали воду! Перевес снова оказывается на нашей стороне. К восьми часам вечера упорной работой добровольцы остановили продвижение пожара на этом участке и уехали в лагерь. На ночном дежурстве остались пожарные. Ночью они будут резать кромку, стараясь пролить её максимально глубоко. Необходимо хорошо залить территорию, чтобы можно было продвинуться вглубь. Одинокая подгоревшая берёза осталась угрожающе стоять на своём месте. Подобраться к ней пока не удалось…

Когда я начинала статью, мне хотелось обойтись без лишних эмоций, дав максимально достоверную и объективную информацию. Но потом я поняла, что это невозможно. Стихия ещё не побеждена, ситуация постоянно меняется. От слабо тлеющего торфа до верхового пожара путь не так долог, как может показаться. Потому добровольцы не сдаются, а в лагерь приезжают всё новые и новые помощники, которым очень рады. К концу второго дня у меня уже не возникало вопроса: а есть ли смысл в нашем деле? Мы просто работали, «медитативно» - как метко заметила одна из девушек-добровольцев. В борьбе против страшной стихий объединились все неравнодушные: те, кто непосредственно бьется с огнем, кто дежурит в лагере, кто собирает деньги и помощь в Москве. Я не знаю, сколько ещё гореть торфяникам, скорее всего - долго. Площадь пожара огромная, пласты торфа - велики, и опасность новых возгораний всё ещё сохраняется. А в лагере по-прежнему нужны руки.

























Автор:  Ирина Константинова

Возврат к списку


0
Романанан Ахахахах
ясно

Видео

Динамичность развития лесного хозяйства - результат компетентного управления

Интервью Заместителя Министра лесного хозяйства Республики Татарстан Рамиля Махмутова корреспонденту Центра экономики леса и природопользования, данное в г. Санкт-Петербурге в ходе Всероссийской практической конференции о совершенствовании финансовых основ государственного управления лесами.

Статьи

Лесные угодники

Ангелина Давыдова

21-22 августа 2017 года в Москве проходил Всероссийский климатический форум городов России. В преддверии этого события Ангелина Давыдова отправилась во Францию, чтобы разузнать в Национальном бюро лесного хозяйства страны (ONF) о лесных проектах французских компаний, которые можно взять на вооружение и в РФ.

Чиновничье-парковый ансамбль Природоохранное законодательство меняют в интересах бизнеса

Анна Орешкина

Год экологии и особо охраняемых территорий (ООТ) в России начался шумно. Под занавес 2016 г., стало известно, что Минприроды внесло в Правила заготовки древесины, которые определяют параметры вырубки леса по всей стране, существенные изменения: согласно им, фактически в два раза увеличилась площадь кедровника, который разрешалось пустить под топор.